НОВОСТИ

11.09.2017

Памяти Ю.Н. Воронова

11 сентября с.г. исполняется 22 года со дня гибели выдающегося ученого-историка, государственного и общественного деятеля Юрия Николаевича Воронова (1941-1995).

voronov.jpg 

Ниже приводим два текста из книги:
Юрий Воронов – свет и боль: [Воспоминания о жизни, деятельности и трагической гибели известного русского археолога]. - М.: ИздАТ, 2000.


ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ В. Г. АРДЗИНБА, ПАРЛАМЕНТ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ И КАБИНЕТ МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ СООБЩАЮТ:

Невосполнимая утрата постигла народ Абхазии. В ночь на 12 сентября 1995 года на пороге своей квартиры злодейски убит государственный и политический деятель, крупный ученый-кавказовед, публицист, славный сын Апсны Юрий Николаевич ВОРОНОВ. Совершено заказное политическое убийство одного из последовательных и активных борцов за суверенитет и государственность Республики Абхазия.

Юрий Николаевич Воронов родился 8 мая 1941 года в селе Цебельда Гульрипшского района Абхазской АССР. Здесь же прошли его детство и юность, зародилась его любовь к истории и археологии, которым он посвятил значительную часть своей жизни.

В 1960 году Ю. Воронов поступил на отделение египтологии Восточного факультета Ленинградского государственного университета, которое окончил в 1965 году. Затем работал в Обществе охраны памятников Абхазии, Сухумском институте туризма. Летние месяцы Юрий Николаевич неизменно проводил на археологических раскопках, исследовал горы Абхазии, ее уникальную природу. Он хорошо знал наш край, изучив его не по книгам и картам, а лично посетив самые отдаленные и труднодоступные уголки. Доктор исторических наук, член-корреспондент Международной Славянской Академии наук профессор Ю. Н. Воронов 25 обладал удивительной работоспособностью. Из-под его пера вышли сотни научных трудов, книг, публицистических очерков, статей.

В последние годы тема борьбы Абхазии за свою полноценную государственность захватила Юрия Николаевича. Ей он отдавал свои силы, свой темперамент, свои знания. Будучи в 1991 году избран депутатом Верховного Совета Абхазии, он сделал все, чтобы правду о справедливой борьбе народа Абхазии узнали далеко за пределами республики. В годы Отечественной войны 1992-1993 годов Ю. Н. Воронов с удивительным мужеством и настойчивостью вел политическую и идеологическую борьбу за освобождение Абхазии.

После окончания войны Ю. Н. Воронов был назначен вице-премьером правительства Республики Абхазия. В неимоверно тяжелых условиях послевоенной разрухи он работал в целях консолидации всего населения республики, преодоления последствий войны. Объектом его особого внимания и заботы был Конгресс русских общин, призванный помочь русскоязычному населению Абхазии выжить и сохранить свои национальные ценности.

Юрия Николаевича знали и любили все жители Абхазии. Он пользовался авторитетом и широкой известностью и за пределами республики. Поэтому гибель этого светлого человека — это коварный удар, нанесенный всей Абхазии.

Вклад Юрия Николаевича Воронова в дело торжества свободы и справедливости в его родной Абхазии огромен. Оставшиеся жить должны продолжить это святое дело.

Президент Республики Абхазия В. Г. Ардзинба, парламент Республики Абхазия, кабинет министров Республики Абхазия

* * *

ВОРОНОВСКАЯ ЗВЕЗДА

З. К. Ачба

К воспоминаниям следует обращаться тогда, когда события, о которых ты хочешь рассказать, отошли в прошлое, отстоялись и обрели прозрачность. В данном случае все наоборот: прошлое присутствует в настоящем, размыкая связь времен и лишая события логики. Мы с Юрой не были ни друзьями, ни приятелями. Наше общение практически никогда не выходило за рамки служебных контактов, а настоящее знакомство состоялось на исходе 80-х годов. Мы познакомились в Народном Форуме Абхазии. Это общественное движение возникло как реакция на беспрецедентную активность грузинских националистических движений. Общественно-политическая ситуация в Абхазии тогда был раскалена до предела Республика Абхазия была наводнена функционерами и боевиками Звиада Гамсахурдия. Через средства массовой информации Грузии и на многочисленных митингах и собраниях Абхазия объявлялась грузинской провинцией, а грузинский народ — ее хозяином. Такие действия дестабилизировали ситуацию в Абхазии. В этой остановке и возник Народный форум, как альтернативное интернациональное движение, ставившее своей целью самоопределение Абхазии в интересах ее многонационального населения. Приход Юры в Форум заметно повысил уровень политической работы этой организации, обогатил его целым рядом концептуальных идей.

Нашей главной задачей в тот период являлась работа с населением. И в этом деле Ю. Воронов был незаменим. Приведу один случай. Нам в 1990 году пришлось выезжать агитбригадой в село Цабал (Цебельда), родину Ю. Воронова. Там нас встретили вооруженные грузинские боевики, которые предложили нам немедленно покинуть село. Мы отказались. Тогда нам стали угрожать оружием. За всем этим, затаив дыхание, следили местные жители. В такой взрывоопасной ситуации Юра, не теряя самообладания, заявил боевикам, что никуда не уедет и не позволит им применить оружие. Затем он прошел в здание средней школы и пригласил туда сельчан. Боевики не осмелились прилюдно перейти к насилию и ушли. Встреча с жителями была перенесена в правление колхоза. Там я в очередной раз стал свидетелем общения Юры с крестьянской аудиторией, не вполне владевшей русским языком. Без подыгрывания, без упрощенчества он говорил о самых насущных проблемах, сложных, болезненных сторонах нашей жизни на доступном всем языке. Общение было таким непосредственным и заинтересованным, что народ долго не хотел расходиться.

Невозможно переоценить ту огромную разъяснительную, а если хотите, просветительскую работу, которую Воронов проводил в Абхазии и за ее пределами. Во многом именно ему мы обязаны позитивной общественной ориентацией при проведении референдума по сохранению Советского Союза, парламентских выборов и в консолидации населения вокруг парламента во время грузинской вооруженной агрессии.

Будучи избранным в Верховный Совет Абхазии, Воронов стал в нем наиболее дееспособным депутатом, возглавившим Комитет по правам человека. Работать нашему Верховному Совету, а, вернее, его позитивному большинству, приходилось в очень жестких условиях. Практически любое стремление к самостоятельности блокировалось официальным Тбилиси и грузинской частью парламента.

Отношения между Грузией и Абхазией сползали от противостояния к противодействию. Нами предпринимались всевозможные усилия, дабы избежать пагубного развития событий. Мы искали и находили компромиссные решения по кадровой политике, по разграничению полномочий, переходу на договорную форму взаимоотношений. Но, увы, не встречали понимания. Наши надежды на мирное разрешение конфликта таяли. Изгнание харизматика Гамсахурдиа и приход прагматика Шеварднадзе только усугубили ситуацию. Столкнувшись с экономическим крахом, преступным произволом, расколом общества на сторонников старой и новой власти и иными проблемами, Шеварднадзе и его сподвижники осознали, что их страна стоит на грани национальной катастрофы. Срочно требовалось отвлечь общественное внимание от внутригрузинеких проблем. Наиболее острой, после вышеперечисленных, была проблема грузино-абхазских взаимоотношений.

По замыслу грузинского руководства, локальная победоносная война в Абхазии была способна разрядить внутригрузинский конфликт. У криминальных соратников Эдуарда Амвросиевича — батоно Иоселиани и Китовани — были свои разбойничьи резоны в этой войне.

14 августа 1992 г. во время сессии Верховного Совета Абхазии, где рассматривался проект Договора об основах взаимоотношений с Грузией, грузинская армия вторглась на территорию Абхазии. Началась война. Будучи опытным политиком, Шеварднадзе предпринял хорошо организованное политическое и идеологическое прикрытие своей авантюры. Многие, наверно, не забыли, как односторонне подавалась информация в первые дни войны. Нас, подвергшихся насилию, обвиняли во всех смертных грехах.Отвратительная ложь потоками лилась со страниц газет, экранов телевидения и волн радио. Понимая, что организация эффективного сопротивления невозможна без доведения правды о грузино-абхазской войне до мировой общественности и, прежде всего, российской, парламент Абхазии направил Ю. Воронова на этот участок работы.

Любая война, в том числе и информационная, требует значительных средств. Мы вступили в эту войну нищими. Все наши попытки донести до сведения общественности правду о войне блокировались. И тогда Юра принял беспрецедентное решение организовать работу с общественностью непосредственно по месту работы, досуга, в различного рода общественных, политических, религиозных, гуманитарных и иных организациях. Это был титанический труд, не вмещающийся ни в какие временные рамки.

Природная деликатность, аналитический ум, незаурядное ораторское искусство помогли ему в разноголосице российских общественных сил каждый раз избирать верный тон и находить тропу к сердцу собеседника. Постепенно под давлением общественности средства массовой информации были вынуждены перейти к более объективной оценке происходящего в Абхазии, а также периодически доносить и абхазскую точку зрения на события. В моей благодарной памяти сохранились воспоминания о «круглом столе» в Академии наук России, который проводился по инициативе президента Академии наук Ю. С. Осипова и в котором приняли участие ведущие ученые России, Грузии, Абхазии. Делегацию ученых Абхазии возглавлял Г. Н. Колбая, участвовали Ю. Н. Воронов и другие. Сохранившиеся стенографические записи передают уровень полемики, весомость приводимых аргументов, но не способны передать живого пафоса вороновской речи, под обаяние которой невольно подпадали и оппоненты.

Гибель Воронова, вызвавшая неподдельное всенародное горе, только подтверждает мою догадку о том, что этот человек был не просто одним из нас, ни даже лучшим из нас — он был иной, и народ своим безошибочным чутьем отметил это.

Подавляющее число борцов за самоопределение Абхазии отстаивали свою, я бы сказал, «племенную» правду. Мы полагали, и вполне справедливо, что вправе рассчитывать на те же права, что и другие народы, восстановившие свою государственность на постсоветском пространстве. И, победив, воспроизвели еще один микроскопический Советский Союз со всеми постперестроечными издержками. На первый взгляд, Воронов отстаивал те же ценности. Но он вкладывал в них иной, более высокий смысл. Он понимал, что убожество нашей жизни преходяще, что это неизбежная дань времени, проистекающая от невежества общества и политической элиты, что рано или поздно жизнь войдет в свои человеческие берега. Но для того, чтобы народ Абхазии стал счастливым в своем доме, он должен творить свою собственную историю, и никто не вправе препятствовать ему в этом.

Любая революция или освободительное движение невозможны без лидера, воплощающего в себе общественные идеалы. Так получилось, что в Абхазии их оказалось двое. В сознании народа оба лидера олицетворяют различные аспекты борьбы за самоопределение Абхазии. Лидером политическим, возглавившим борьбу с агрессией и доведшим ее до победного конца, стал Владислав Ардзинба. Лидером этическим, воплотившим в себе нравственные начала освободительной борьбы Абхазии, стал Юрий Воронов.

В моем понимании историческое развитие каждого народа есть обретение собственного пути в восхождении к общечеловеческим ценностям. Путь этот тернист, извилист. Без нравственных ориентиров его невозможно пройти. Народ Абхазии не составляет исключения, и на пути, отмеренном ему Богом, среди других путеводных звезд, его всегда будет вести и направлять вороновская звезда.


Возврат к списку