НОВОСТИ

21.11.2017

НОВОЕ СЛОВО О ВЕЛИКОМ ФАЗИЛЕ ИСКАНДЕРЕ

В этом году в Нальчике вышла монография «Русскоязычные  художественные произведения Фазиля Искандера как новый тип творчества». Ее автором является наша соотечественница Зинаида Махазовна Габуниа – доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и общего языкознания Кабардино-Балкарского государственного университета имени Х.М. Бербекова, академик Адыгской международной Академии наук и Российской Академии естественных наук, заслуженный деятель науки Кабардино-Балкарской Республики, член Кавказского лингвистического общества, почетный член Академии наук Абхазии, кавалер ордена «Ахьдз-Апша» третьей степени.

Известный специалист по истории кавказского языкознания, общего, сравнительно-исторического языкознания, социолингвистике, лингвокультурологии и лингвистике текста Зинаида Махазовна Габуниа близко знала знаменитого писателя, и уже более десяти лет занимается исследованием его художественных текстов в лингвокультурологическом аспекте. До выхода этой книги ею были опубликованы 24 статьи по этой теме.

Научный труд состоит из предисловия, трех частей, приложений и библиографии.

В первой части под названием «Русскоязычный художественный текст как новый тип художественного творчества» рассматриваются следующие проблемы: 1. Русскоязычный художественный текст как посредник двух языков и двух культур; 2. Текст – подтекст – автор; 3. Художественный текст – культура – автор. 4. Художественный текст – менталитет – автор.

Ставший в XX веке языком межнационального общения для многих народов России, русский язык со временем стал и важным средством выражения  многонациональной культуры. А язык как универсальная форма концептуализации мира тесно связан с культурой, он прорастает в нее, выражает ее и развивается в ней.

При нынешних активно протекающих процессах глобализации возрастает интерес к проблеме взаимоотношения языка и культуры народа, что привело к формированию новой отрасли языкознания – лингвокультурологии.

В сознании билингвов, к которым относится и Фазиль Искандер, между родным и вторым языками складываются специфические взаимодействия, свидетельствующие о доминирующей роли второго, русского языка. Внутреннее состояние автора другой этнокультуры обнаруживается в структуре его произведений, раскрывается в их философском содержании, в форме изложения текста.

Как отмечает автор З.Габуния, «писателям – билингвам, удалось заставить работать русский язык на изображение национального, создать яркие, запоминающиеся картины кавказской жизни, кавказского пространства и концептуализации этого пространства». В науке установлено, что национальный характер обладает колоссальной устойчивостью, как бы иммунитетом к внешним воздействиям, к историческим потрясениям, даже к самым болезненным социально-экономическим условиям. Но все же, несмотря на определенную консервативность национального характера, время берет свое. Меняются народы, национальные характеры, хотя при этом остается неизменным их ядро – стереотипы, сформированные в ходе этнокультурной социализации, и они необычайно устойчивы. «Речь – это ядро национального характера, в художественном билингвизме – это следствие национального склада мышления».

Как языковед, как носитель абхазского языка, тщательно изучившая тексты Искандера, З.М. Габуниа не могла не заметить тот факт, что в их создании большую роль сыграли особенности типологии языкового мышления писателя, истоки их зарождения и лингвистическая специфика эргативного и номинативного строя языков. Она пишет: «Особого внимания заслуживает глагольное управление в языках эргативного строя, куда относится абхазский язык, и зависимость падежей субъекта от семантического содержания глаголов... Падеж подлежащего зависит от заложенного в глаголе содержания. У Фазиля Искандера мыслительное зарождение текста, происходит на родном абхазском языке, а план выражения – на русском, на номинативном строе языка».

Как известно из специальной литературы, в структуре национальной культуры вычленяются ценности, которые окружены, в свою очередь, принципами, а они реализуются в некоторых нормах и правилах. Ценности – это социальные, социально-психологические идеи и взгляды, разделяемые народом и наследуемые каждым новым поколением, это то, что оценивается этническим коллективом как нечто такое, что является образцом для подражания и воспитания.

Многомерное смысловое образование, в котором выделяются ценностная, образная, понятийная стороны, и есть культурный концепт, который считается основной единицей лингвокультурологии и действует на уровне законов национальной ментальности.

Вторая часть монографии З. Габуниа «Концептуализация мира в художественной системе Ф. Искандера» посвящена ключевым концептам в его текстах, а именно: «Бог – Дух – Энергия», «Человек – Жизнь – Смерть», «Мудрость – Ум – Память», «Дом – Семья – Род», «Страх – Свобода – Истина», «Государство – Политика – Власть».

Завершается эта часть работы параграфом под названием «Концепт «совесть» как объединяющая мировоззренческая основа человечества».

«В произведениях писателя – мусульманина по  вероисповеданию, – пишет Зинаида Габуниа, – присутствует восточная непроницаемость, и, как для любого восточного человека, самыми крепкими узами являются узы родства, а главной ценностью – мудрость. Но ему ближе христианство. Он поощряет созерцательность, его работы пронизаны добротой. Таким образом, в его творчестве сосуществуют Восток и Запад, уравновешивая и дополняя друг друга».

Монография изобилует пространным иллюстративным материалом из произведений Искандера. Пытливый исследователь прецедентных текстов, а они, как установлено в лингвистической литературе – общее достояние нации, элементы «национальной памяти», З. Габуниа удачно подбирает репрезентирующий каждый из выделенных его концептов фактологический материал.

«Весь мир Искандера – это мир природы, жизни, мысли, что приводит к Богу. И чем чище человек, тем ближе к Творцу, к совершенству», - заключает автор, рассмотрев триаду «Бог – Дух – Энергия».

Проблема человека в лингвистике приобрела повышенный интерес. Считается, что в языке невозможно проанализировать ни один концепт, который бы не относился к понятию «человек». Каков же человек в понимании Искандера? Исследованные цитаты из текстов великого мастера слова позволили ученому выделить несколько прилагательных, характеризующих необходимые черты, которыми должен обладать человек, чтоб именоваться человеком: щедрый, добрый, обаятельный, доверчивый, открытый миру, людям. «По Искандеру, человек должен отвечать за свою жизнь перед богом и совестью», – читаем у автора.

В «Стоянке человека» звучит мысль о том, что «настоящая ответственность бывает только личной. Человек краснеет один».

Изученные автором монографии тексты произведений писателя позволили сделать вывод о том, что каждое из них – это призыв к бережному отношению к Жизни, этому Божьему дару.

Главным злом в ней, одним из величайших грехов признает писатель предательство. Вникнем в суть строки из произведения «Кролики и удавы»: «Душа, свершившая предательство, всякую неожиданность воспринимает как начало возмездия…». Тут на ум приходит выписанный мной в молодости из одной книги совет: «Не держи зла на предателя. Наказание неизбежно».

В творчестве Искандера ярко продемонстрирована связь жизни с мудростью – одним из фундаментальных концептов языковой картины мира этноса. «Ум может разрушать, мудрость – никогда». Искандер проводит четкую грань между этими двумя понятиями.

«Такие понятия, как доброта, нравственность, мудрость, по Искандеру, в жизни человека играют огромную роль, и намного более важную, чем ум», – отмечает Зинаида Габуниа.

В третьей части данной монографии рассматривается «Образная номинация русскоязычного художественного текста». По компетентному мнению автора, «национально-культурные стандарты общения стереотипны, оценочны, чрезвычайно устойчивы, многие из них действуют почти без изменения в течение сотен лет, сохраняя на себе отпечатки культуры».

Размышляя над особенностями индивидуального стиля Искандера, З. Габуниа пишет: «Творческое мышление Фазиля Искандера, находясь в билингвистической атмосфере, выполняет две взаимосвязанные  функции: во-первых, он как бы переосмысливает факты и явления, чтобы их описание удовлетворяло  восприятие русского адресата. Это  происходит  благодаря уникальному индивидуальному стилю, где сохраняются результаты воздействия закономерностей родного языка, стилистических конструкций, словом, всего его мира в целом». Это явление З.Габуния именует «художественным мыслительным двуязычием».

Нельзя не согласиться с исследователем в том, что «интеграция национальных культур ведет не к утрате самобытности, а к обогащению, совершенствованию и росту литератур, раскрытию их потенциальных возможностей и развитию литературного творчества».

От себя добавлю: тому свидетельство творческий опыт Искандера – создателя своей собственной литературной страны.

Нынешнее и будущие поколения абхазов будут свято чтить память о великом, мудром соотечественнике, благодаря которому, говоря словами Зинаиды Махазовны, «Абхазия с ее маленьким Чегемом всегда будет интересна и нравственно востребована мировым сообществом».

Завершая свой небольшой экскурс в фундаментальное исследование академика Зинаиды Габуниа, позволю себе сказать вот о чем: на одной из страниц ее книги читатель найдет такую мысль: «Основа национального мира в произведениях Ф. Искандера – это «дедушкин дом» и понятие – концепт «род»… «Род – это магический защитный круг, символ, универсальный код Родины, главный корень, очаг, исток, проводник, кредит судьбы, историческая жизнь, вера в будущее, наконец, вдохновитель автора».

Магический вдохновитель для самой нашей знаменитой соотечественницы Зинаиды Габуния – ее Родина Апсны, родное село Звандрипш и тепло очага дедушкиного дома.

Сказано новое слово о великом писателе. Автор исследования, вне всякого сомнения, заслуживает премии имени Фазиля Искандера. Желаю ей   долгих лет жизни, достижения очередных творческих успехов.

 Лили Хагба, доктор филологических наук,  профессор, член-корреспондент АНА


Возврат к списку