НОВОСТИ

30.03.2015

Мушни Хварцкия. Ему было бы 60 лет. Он чуть-чуть в каждом из нас

Hvartzkia_M.jpg

Говорить о Мушни Хумсаевиче Хварцкия очень сложно. Во-первых, потому, что вряд ли ему самому понравилось бы упоминание о его заслугах и достижениях. Во-вторых, трудно найти те слова, которые если не точно, то хотя бы в общих чертах могли охарактеризовать его неразгаданную нами натуру.

Мушни был человеком неординарным, с очень цельным, но непростым характером. Ему удавалось каким-то непостижимым образом не очень бросаться в глаза и одновременно быть лидером в любой компании. Это лидерство признавалось не только доброжелателями, но и его противниками. Несмотря на то что Мушни не принадлежал к числу словоохотливых людей, в нем говорило все, каждая его фраза, как правило, была отчеканена и полна мысли. И даже его молчание говорило. Оно было своеобразным диалогом с самим собой и окружающими.

Он был до невозможности сосредоточенным человеком. А это очень редкое качество, которым обладают единицы. Изучая прошлое, живя в настоящем, он мог предвидеть будущее. Чтобы не быть голословным, приведу несколько эпизодов. Дело было летом 1986 года, после Чернобыльской аварии. Мы сидели на втором ярусе «Амры» и вслух рассуждали о тех последствиях, которые могут произойти в связи с этой аварией. Мушни был среди нас и смотрел в сторону гор. Нам всем казалось, что если даже он не принимает участия в разговоре, то во всяком случае слушает нас. Но вдруг, как гром среди ясного неба, Мушни изрекает поразившую нас фразу: «Посмотрите на эту гору, какое важное положение она занимает в стратегическом плане». Мы обернулись и посмотрели – он указывал на Цугуровку. Значение этой фразы мы поняли лишь 7 лет спустя, когда началась война, да и то не сразу. Не сразу потому, что даже во время войны, когда фронт уже проходил по Гумисте, далеко не всем было очевидно, что столицу необходимо освобождать через высотки. В подтверждение этого приведу и другой пример. Когда Мушни направляли на Восточный фронт, он, как это и положено, сдавал позиции новому командованию. В то место, где мы располагались, он прибыл в сопровождении Сергея Платоновича Дбар и старшего лейтенанта Малинина. В ходе разговора он как бы полушутя, указывая на возвышенности левобережья Гумисты, произнес такую фразу: «Я-то отсюда ухожу, но запомните, вы должны взять эти высоты, и только таким образом можно будет освободить Сухум, и тогда (он обратился к С. Дбар) ты станешь первым абхазским генералом этой войны, а ты (Малинину) майором». Нам показалось, как я уже сказал, что он шутит, однако он не шутил, а просто серьезную вещь подал в шутливой форме. И как теперь мы знаем, эти его слова стали пророческими. Тогда после разговора я отвел его и спросил: чем вызвана его отправка на Восточный фронт? Он ответил: «Дана команда, я должен попасть туда», и после некоторой паузы добавил: «Поставлена задача организовать создание единой линии фронта. Удастся ли это осуществить – не знаю...». Это было в конце октября или начале ноября 1992 г. И он ушел, больше я его не видел.

Я бы не хотел, чтобы мои слова были поняты таким образом, что Мушни Хварцкия один из тех, кто, как это принято стало сейчас говорить, творил войну. Абсолютно нет. Он был просто одним из немногих, кто видел ее неизбежность, и потому, как человек действия, начал готовиться к ней, несмотря на все опасности, которые ждали его и его друзей на этом пути.

О нашей войне написано немало книг. Все они в той или иной степени освещают разные ее стороны. Но, как мне кажется, обобщающего и выверенного исследования войны, лишенного поверхностного взгляда, еще нет. А многие события просто забыты или же сознательно замалчиваются. Например, доподлинно известно, что Мушни Хварцкия вернул на боевые позиции бойцов, которые, выполняя чью-то команду, отступили в Новый Афон. Конечно, он не смог вернуть всех по той простой причине, что не успел, но главные позиции – около мостов – были вновь заняты нашими бойцами. И нетрудно представить, что было бы, если бы грузинская армия тогда заняла Эшеру... Но среди множества изданных книг об этом факте ничего не написано. Невольно возникает вопрос – почему? Это и многое другое не должно быть упущено, ибо слова Джона Кеннеди: «У Победы сотни отцов, а поражение – всегда сирота», к сожалению, очень часто находят свое подтверждение.

Мне кажется, что нашим историкам, особенно тем, кто занят исследованием прошедшей войны, необходимо исправить положение и написать книгу, в которой будут отражены наиболее важные этапы и факты войны. Иначе эти белые пятна в будущем так белыми и останутся.

…Многим сейчас не хватает человека с бородой, с планшетом через плечо, который имел обыкновение прохаживаться по набережной со свойственной только ему, удивительно легкой, но гордой походкой. Имя ему – Мушни Хварцкия. Его нет сегодня среди нас – но, убежден, он хотя бы чуть-чуть в каждом из нас.

В. АВИДЗБА, директор АбИГИ им. Д. Гулиа

Республика Абхазия. № 33, 2015 г.


Возврат к списку