ОТДЕЛ ЭТНОЛОГИИ

Организационная работа по этнографическому изучению абхазов проводится с созданием в 1922 г. Абхазского научного общества (АБНО). С учреждением Академии абхазского языка и литературы эта работа стала еще более системной и оказала большую роль для дальнейшего развития абхазоведения. Дальнейшее развитие этнографическая наука получила после создания Абхазского научно-исследовательского института (1930). В 1938 г. при отделе истории была создана специальная этнографическая группа (И. А. Аджинджал и И. Е. Адзинба), после чего начались планомерные, систематические сборы полевого этнографического и краеведческого материала.

Более углубленное исследование этнографии абхазов связано с открытием в 1962 г. в АбНИИ отдела этнографии (с 199 г. – отдел этнологии АбИГИ). С этого времени расширяется тематика этнографических исследований. В план научно-исследовательских работ включаются вопросы этногенеза, религиозных верований, изобразительного искусства, мифологии, соотношения нового и традиционного в быту абхазов. Со второй половины 70-х гг. силами ме-стных ученых начинают осуществляться антропологические исследования.

В 1960-х – 1980-х гг. абхазские этнографы принимали активное участие во Всесоюзных конференциях и сессиях в Москве, Тбилиси, Баку, Нальчике, Душанбе, Казани и ряде других городов.

Этнография Абхазии была представлена и на IX МКАЭН в Чикаго (1973). Ш. Д. Инал– ипа прочел доклад «К вопросу об этнокультурных связях Западного Кавказа с Малой Азией».

Еще более расширила перспективы в развитии этнографии создание в АбНИИ при отделе этнографии группы по изучению долгожительства в Абхазии. Тематика, была разработана в основном в Институте этнографии и антропологии АН СССР, на основе программы совместных советско-американских исследований. Результаты такого сотрудничества оказались весьма плодотворными. Абхазские этнографы выступали с докладами на советско-американских симпозиумах по долгожительству в Москве (1980) и Нью-Йорке (1982), а также опубликовали две коллективные монографии, ряд статей, как в СССР, так и США.

После Отечественной войны в Абхазии 1992 – 1993 гг. этнологическая наука постепенно возрождается. Этнологи принимают участие в комплекс-ных и индивидуальных экспедициях, научных форумах, проходящих, как в Абхазии, так и за ее пределами, печатают научные труды.

Отдел в разные годы возглавляли: Ш. Д. Инал – ипа, Л. Х. Акаба, Е. М. Малия, Ю. Д. Анчабадзе, Ю. Г. Аргун, С. А. Дбар.

В разное время в отделе работали, уже ушедшие из жизни, ученые: Шалва Денисович Инал-ипа – д.и.н., проф., зам. директора АбНИИ (1968 – 1988), Иван Андреевич Аджинджал – к.и.н., Иосиф Е. Адзинба, Лили Хуршитовна Акаба – к.и.н., Инна Мушниевна Хашба – к.и.н., Царбей Николаевич Бжания – к.и.н., Лариса Кучуберия – к.и.н. В настоящее время в отделе работают: Юрий Гудисович Аргун – к.и.н., проф., Мэри Мушниевна Хашба –, д.и.н., чл.– корр. АНА, Елена Михайловна Малия – к.и.н., Теймураз Алиевич Ачугба – д.и.н., проф., чл.– корр. АНА, Валерий Левардович Бигуаа – к.и.н., Сима Андреевна Дбар – к.и.н., Петр Камшишович Квициния – к.б.н., Галина Григорьевна. Тарджман–ипа – к.и.н., Омар Владимирович Маан –, к.и.н., Асмат Ражденовна Гумба –, к.филол.н., Виктор Владимирович Авидзба – к.и.н., Сангулия Э.

В разные годы в отделе работали: Роман Кутатович Чанба – к.и.н., Юрий Дмитриевич Анчабадзе, д.и.н., ныне сотрудник ИЭА РАН и отдела истории АбИГИ, Мактина Айба – к.и.н., С. З. Тарба – к.и.н., сотрудник Дасания Д.М.


Л. X. АКАБА

ОСНОВНЫЕ ИТОГИ ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ АБХАЗСКОГО НАРОДА


После победы Великой Октябрьской социалистической революции перед Коммунистической партией и Советским правительством встала задача социалистического переустройства культуры и быта трудящихся всех национальностей нашей страны. Для осуществления этой задачи необходимо было учитывать конкретные исторические, экономические и этнографические особенности каждого из этих народов. В связи с этим в нашей стране был создан ряд учреждений, которые должны были способствовать развитию этнографической науки. Многое для развития этнографии как в центре, так и на местах было сделано комиссией по изучению племенного состава населения СССР и сопредельных стран АН СССР (КИПС) (1). Одним из активнейших участников этой комиссии был Н. Я. Марр, написавший ряд работ по вопросам национального и культурного строительства в нашей стране, в том числе и в Абхазии.

Кроме КИПС изучением Абхазии, наряду с другими областями нашей страны, занимались и другие учреждения центра: Комитет по изучению языков и этнических культур восточных народностей СССР Главнауки Наркомпроса РСФСР («Восточный Комитет»), Научная Ассоциация Востоковедения ЦИК СССР и Центральный гос. музей народоведения, а также Президиум Закавказской научной Ассоциации востоковедов в Тифлисе и др. Уже к концу 20-х гг. сотрудниками этих учреждений был собран огромный материал. В части, касающейся абхазов, эту работу провели известные ученые — кавказоведы Е. М. Шиллинг (2) и Г. Ф. Чурсин (3).

В эти же годы работа по этнографическому изучению абхазов проводится и в самой Абхазии. На первых порах она проводилась в связи с задачами краеведческого изучения Абхазии созданным в 1922 г. Абхазским научным обществом (АБНО). Более углубленное исследование этнографии абхазов связано с учреждением в 1925 г. в Сухуми Академии абхазского языка и литературы, перед которой была поставлена задача изучения абхазского языка и литературы а связи с историей культуры. В стенах Академии был создан ряд важных работ, в том числе по истории и этнографии, сыгравших большую роль для дальнейшего развития абхазоведческой науки. К числу таких работ относится, например, книга Д. И. Гулиа «История Абхазии» (4), в которой нашли отражение наряду с историческими сведениями и собиравшиеся автором в течении многих лет этнографические материалы, а также его работы, специально посвященные изучению народных верований абхазов (5). Наряду с Д. И. Гулиа плодотворную работу по этнографическому изучению Абхазии ведет в это время и С. П. Басариа, занимавшийся изучением вопросов истории, географии и этнографии Абхазии еще до революции В 1923 г. вышла в свет его книга «Абхазия в географическом и экономическом отношении», а в 1929 г. другая — «Абазинский аул в Мало-Карачаевском округе» (6).

Дальнейшее развитие этнографической науки в Абхазии связано с преобразованием в мае 1930 г. Академии абхазского языка и литературы в Научно-исследовательским институт абхазского языка и литературы, с августа 1931 г. слившегося с Абхазским научным обществом и получившим название Абхазского н.-и. института краеведения. Среди задач, поставленных перед вновь созданным институтом, этнографическое изучение Абхазии стояло наряду с другими основными задачами. Осуществлению этих задач в значительной степени способствовало состоявшееся в Ленинграде в декабре 1935 г. совещание представителей учреждений отделения общественных наук Академии наук СССР, сыгравшее большую роль в развитии этнографической науки в Закавказье (7).

С 1938 г., когда при отделе истории Абхазского ииститутa была создана специальная этнографическая группа, куда вошли этнограф И. А. Аджинджал и краевед И. Е. Адзинба, начались планомерные, систематические сборы полевого этнографического и краеведческого материала. Эта работа не прекращалась и в годы Великой Отечественной войны, хотя и велась уже силами одного И. А. Аджинджала. На основе накопленного огромного материала был написан ряд работ, например, «Вооружение абхазов» (1939 г.), «Материальный быт абхазской деревни до революции» (1940) (8), «Материалы по одежде абхазов» (9).

Послевоенный период в развитии этнографии Абхазии ознаменовался включением в этнографическую работу новых кадров этнографов, получивших подготовку в аспирантуре Института истории им. акад. Джавахишвилп в Тбилиси и Института этнографии АН СССР в Москве и Ленинграде. Этнографическая работа ведется в этот период в условиях все большего налаживании связей этнографов Абхазии со всеми советскими этнографами. Этнография Абхазии представлена уже на многих научных сессиях и совещаниях Москвы, Тбилиси, Майкопа, Орджоникидзе и др. городов (10).

Характерной чертой послевоенного развития советской этнографической науки является расширение тематики исследований за счет изучения быта современного колхозного крестьянства и рабочего класса. В работах абхазских этнографов, посвященных изучению быта и культуры крестьянства и рабочего класса Абхазии, рассматриваются конкретные формы проявления национальной культуры, приобщения их к общесоветской культуре (11).

Применение новых методов исследования и накопление обширного полевого материала позволило ведущему этнографу Абхазии Ш. Д. Инал-ипа приступить к созданию обобщающих работ. В течение 1949—1959 гг. им опубликованы ряд работ, касающихся вопросов происхождения основных сюжетов абхазского нартского эпоса, брачно-семейных отношений и др. (12). Большим достижением этнографии Абхазии был выход в свет его работы «Абхазы», выдержавшей два издания — в 1960 г. и в переработанном и дополненном виде — в 1965 г . Книга является обобщением всего имевшегося в то время материала по абхазам. В ней широко использованы данные истории и археологический материал, учтены также данные лингвистики и антропологии.

Успешными были также попытки систематизации и обобщения накопленного огромного полевого материала по жилищу и хозяйству абхазов. Так, в 1957 г. была опубликована книга И. А. Аджинджала «Жилища абхазов», а в 1962 г. книга Ц. Н. Бжания «Из истории хозяйства абхазов» (14).

Вопросы этнографии Абхазии освещаются в этот период и в работе этнографов центральных научных учреждении. Большое внимание уделялось этнографии Абхазии, например, в работах ученых Грузии (Г. С. Читая, В. В. Бардавелидзе, А. И. Робакидзе, Р. Л. Харадзе и др.) (15). Широкий круг вопросов этнографии абхазского народа освещается в работах московского этнографа Я. С. Смирновой (16).

Этнографическое изучение Абхазии в этот период проводилось не только Абхазским институтом, но и другими учреждениями республики. Так, например, многое в деле изучения этнографии абхазов, в частности, их музыкальной этнографии, было сделано Домом народного творчества Абхазии. Особенно большая работа была проведена этим Домом в деле сбора и изучения сохранившихся образцов песенного творчества абхазов. Записи песен, сделанные еще в течение второй половины 20-х гг. К. Ковачем (17), были значительно пополнены на основании материалов, собранных специально организованными экспедициями под руководством приглашенных квалифицированных музыковедов и композиторов (напр., Г. Чхиквадзе,
А. Баланчивадзе, Д Шведов, В. Ахобадзе и др.) (18).

Хотя главной целью этих работ было не изучение истории музыкальной культуры абхазов, а использование лучших образцов для творческой переработки и создания на их основе новых музыкальных произведений, И. Е. Кортуа, возглавлявший в эти годы Дом народного творчества, сделал попытку изучения накопившегося огромного материала. Кратким итогом этого изучения явилась его работа «Абхазские народные песни и музыкальные инструменты» (19). Предпринимаются также попытки изучения танцевального искусства абхазов (20).

Большую работу по изучению этнографии вел в эти годы и Абхазский государственный музей. Особенно плодотворной становится эта работа, начиная с семидесятых годов, когда кадры этнографов пополняются новыми более квалифицированными работниками. В эти годы здесь развертывается усиленная деятельность по сбору вещевого этнографического материала, что позволяет значительно пополнить этнографические коллекции музея. На основании этих пополнений осенью 1975 г. в Сухуми была организована выставка «Абхазское народное искусство (ткачество)», которая привлекла внимание общественности не только в нашей республике, но и за ее пределами. Летом 1977 г. по приглашению Музея этнографии народов СССР выставка Абгосмузея на тему «Быт и искусство абхазов» была открыта в Ленинграде. Наряду с собирательской и организационно-экспозиционной работой Музеем в этот период ведется также изучение этнографии абхазов в научном плане. В 70-х гг. сотрудниками музея опубликован ряд работ как на русском, так и на абхазском языке, посвященных различным темам (21).

Дальнейшее развитие этнографии Абхазии связано с открытием в 1963 г. в Абхазском институте отдела этнографии. С этого времени расширяется тематика этнографических исследований. В план научно-исследовательских работ включаются вопросы этногенеза, религиозных верований. Продолжается работа но изучению современного быта и культуры. В 1967 г. вышел в свет коллективный труд этнографов Абхазии «Современное абхазское село», посвященный вопросам семейного быта в современной колхозной деревне, абхазского народного узора, музыкальной культуры, пережитков религиозных верований, брачных и свадебных обрядов и др. (22). В том же 1967 г. было опубликовано фундаментальное исследование И. М. Хашба «Абхазские народные музыкальные инструменты» (23).

В тематику плана исследований отдела этнографии включается и разработка таких вопросов, как орнамент и изобразительное искусство (24). В 1970 г. выходит в свет монография Е. М. Малия «Народное изобразительное искусство абхазов (ткани и вышивки)» (25). В последующие годы круг ее интересов расширяется, ею проводится большая работа по сбору, систематизации и классификации материалов по народной одежде абхазов, об украшениях и семантике изображений на предметах быта, о войлочном производстве и др. (26).

Накопление большого полевого материала по религиозным верованиям, поминальным и другим обычаям абхазов позволило приступить к исследованию генезиса некоторых древнейших верований и мифологии абхазов. Исследованию исторических корней некоторых мифологических образов ряд работ посвящает Л. X. Акаба  Как и всюду в нашей стране, работы по изучению религиозных верований, их корней, по преодолению их пережитков имеют большое значение не только в связи с общими теоретическими проблемами истории культуры, но и в связи с практическими задачами коммунистического строительства.

Попытка непосредственного увязывания работы по исследованию религиозных верований и их пережитков с задачами научно-атеистической пропаганды была предпринята Г. В. Смыр, который наряду с методом опроса и непосредственного наблюдения широко пользуется методом анкетных обследований (28).

Большой интерес проявляется этнографами Абхазии и к вопросам соотношения нового и традиционного в быту. Результатом поисков в этом направлении была книга Ш. Д. Инал-ипа «Традиции и современность», выдержавшая два издания: в 1973 и 1975 гг. (29). Проблема эта волновала и других ученых-этнографов Абхазии На ее разработку взялся, например, и Ю. Г. Аргун, выпустивший в 1973 г. интересную книгу «Обычаи, обряды и взаимосвязь поколений» (30).

Наряду с разработкой вопросов соотношения традиционного и нового в быту абхазов Ш. Д. Инал-ипа продолжает работу по изучению этногенеза абхазов. В 1976 г. выходит в свет его книга «Вопросы этно-культурной истории абхазов», в которой на основе привлечения данных этнографии, истории, археологии, антропологии и др. делается попытка проследить основную линию развития абхазского этноса (31).

В тематике исследований по этнографии в Абхазии важное место продолжает занимать изучение музыкального творчества абхазов. В 1977 г. выходит в свет монография М. М. Хашба «Трудовые и обрядовые песни абхазов», в которой подытоживаются результаты анализа музыкального строя абхазских трудовых и обрядовых песен (32). Ею же подготовлена и другая монография «Жанры абхазской народной песни», которая в ближайшее время увидит свет.

Не остаются без внимания в этот период и проблемы хозяйственного быта абхазов. Работы Ц. Н. Бжания, которые велись в этом направлении в 50-х—60-х гг. были продолжены в 70-х—80-х гг. Р. К. Чанба, в центре внимания которого оказались вопросы происхождения и развития земледелия у абхазов. В ряде его работ эти вопросы детально исследуются (33). Его обобщающими работами по вопросам земледелия и земельных отношений являются монографии «Земледелие и земельные отношения в Абхазии», увидевшая свет в 1977 г. (34), и «Культура земледелия Абхазии» (35).

Большое место и тематике этнографических работ в Абхазии продолжают занимать вопросы быта современного колхозного крестьянства и рабочего класса. Так, например, вопросам материального быта, структуры п внутренней организации современной абхазской семьи, посвящает ряд своих работ В. Л. Бигвава (36). Вопросам изучения современного быта и культуры абхазского народа продолжает отдавать много сил и энергии Ю. Г. Аргун (37).

Всем этим успехам способствовало расширение и укрепление тех деловых связей этнографов Абхазии с этнографическими учреждениями центра, которые начали развиваться еще в первые годы послевоенного периода. Развитие и расширение таких связей не могло не способствовать более правильной организации этнографических работ в Абхазии. Особенно усилилась тенденция к координации этнографической работы центра с местами, в том числе и с Абхазией в связи с работой над региональными этнографическими атласами. Эта работа ведется в Абхазии, начиная со второй половины 70-х гг. Разрабатываются 4 основных темы: «Земледелие» (исполнитель Р. К. Чанба), «Скотоводство» (исп. Ш. Д. Инал-ипа, Г. В. Смыр), «Поселение и жилища» (исп. Л. X. Акаба), «Одежда» (исп. Е. М. Малия).

В 1982 г. опубликована первая часть этого коллективного труда, в котором представлены материалы и исследования по одежде и жилищу абхазов второй половины XIX—начала XX вв. В ней выделены основные типы одежды и жилища и намечена общая линия их развития (38).

Скоро выйдет в свет вторая более объемистая часть коллективного труда, посвященная вопросам земледелия и скотоводства абхазов этого же периода (39).

Абхазские этнографы в 60-х—нач. 80-х гг. принимали активное участие во всесоюзных сессиях по полевым исследованиям в Москве, Тбилиси, Баку, Нальчике, Душанбе, Казани и ряд других городов нашей страны. В 1964 г. они припимали участие в работе VII МКАЭН в Москве, имевшей особое значение для развития советской этнографии и упрочения ее престижа во всем мире. Этнография Абхазии была представлена и в 1973 г. на IX МКАЭН в Чикаго: Ш. Д. Инал-ипа был зачитан доклад «К вопросу об этнокультурных связях Зап. Кавказа и Малой Азии».

Со второй половины 70-х гг. впервые в Абхазии силами местных ученых начинают осуществляться антропологические исследования. Изучаются, в частности, дерматоглифические признаки абхазов в сравнении с этими же признаками соседящих с ними народов с юго-востока и северо-запада (40). Изучаются также морфологические особенности абхазов (41).

Еще более широкие перспективы в развитии этнографии Абхазии наметились в связи с созданием в Абхазском институте при отделе этнографии группы по изучению долгожительства в Абхазии.

Тематика, над которой должны были работать ученые, входящие в эту группу, была разработана в основном Институтом этнографии АН СССР на основе программы совместных советско-американских исследований. В связи с разработкой данной проблематики Институтом этнографии АН СССР была проведена большая экспедиционная работа, в которой принимали участие и абхазские этнографы. Результаты такого сотрудничества оказались весьма плодотворными. Абхазские этнографы выступали с докладами на советско-американском симпозиуме по долгожительству (апрель 1980 г.) и на американо-советском симпозиуме (Нью-Йорк) по этой же проблеме (ноябрь 1982 г.), а также опубликовали ряд статей, как у нас в стране, так и в США (42).

Дальнейшему развитию этнографической науки должны способствовать запланированные совместные исследования абхазских и грузинских ученых по разнообразной этнографической тематике. Эти исследования будут проводиться на основе совместных экспедиционных работ. Одна из таких экспедиций уже проведена летом 1983 г. в Очамчирском районе Абхазской АССР и Цаленджихском районе Грузинской ССР.

Таким образом, за период со дня установления Советской власти в Абхазии, этнографической наукой пройден большой путь развития. Перед ней стоят большие перспективы дальнейшего развития.

_____________________________


1 Эта комиссия была создана в 1917 г. и в начале именовалась Комиссией по изучению племенного состава России. В 1931 г. в связи с окончанием работ она была упразднена.
2 Е. М. Шиллинг. В Гудаутской Абхазии. Журн. «Этнография», № 1, 1926; а также: Абхазы — в кн. «Религиозные верования народов СССР», 1931, т. II.
3 На основании ряда поездок по селам Абхазии в 1925 и 1928 гг. Г. Ф. Чурсиным была написана работа «Этнография абхазов», которая была представлена в Абхазский институт языка, литературы и истории им. Д. И. Гулиа АН ГССР после смерти автора. Книга вышла в свет в Сухуми в 1957 г. под названием «Материалы по этнографии Абхазии».
4 Д. И. Гулиа. История Абхазии, т. I, Тифлис, 1925.
5 Д. И. Гулиа. Божества охоты и охотничий язык у абхазов. Сухуми, 1926; а также: «Культ козла у абхазов», Сухуми, 1928.
6 С. П. Б а с а р и я. Абхазия в географическом и экономическом отношении. Сухуми, 1923; Его же. Абазинский аул в Мало-Карачаевском округе. Сухуми, 1929.
7 Л. Панек. Совещание по изучению Закавказья при Отделении общественных наук АН СССР — СЭ, 1936, № 2, с. 125.
8 Рукописи этих работ хранились в архиве Абх. ИЯЛИ под № 49 и 65.
9 Адзинба И. Е., Аджинджал И. А. Материалы по одежде абхазов. ТАГИ, в. I, Сухуми, 1947.
10 В эти годы этнографами Абхазии проводится интенсивная экспедиционная деятельность. Довольно значительные результаты были, например, достигнуты комплексными экспедициями, проведенными Абхазским институтом, совместно с Абгосмузеем в 1955 и 1959 гг., а также экспедиция, проведенная Абгосмузеем в 1950 г. Собранные этими экспедициями материалы в своей этнографической части касаются широкого круга вопросов, как из области материальной, так и духовной культуры, семейно-общественных отношений, быта колхозников, прикладного искусства, пережитков религиозных верований и др. Интересные и значительные результаты были достигнуты и комплексной экспедицией Абхазского института в 1962 г., когда полевому обследованию подверглись, наряду с районами Абхазии и прилегающие к ней Сочинский и Туапсинский районы.
Абхазии принадлежало видное место и в экспедиционной деятельности этнографов Грузии. Так, например, крупными по своему размаху были экспедиции тбилисских этнографов в 1951 г. (Гудаутский район), в 1952 г. (Очамчирский район), в 1954 г. (Гальский район), а также в 1955 г.
11 См. например: Ш. Д. Инал-ипа. Дурипш (Опыт этнографического исследования культуры и быта колхозников). ТАИЯЛИ, XXIX, 1958; Л. X. Акаба. Абхазы Очамчирского района. КЭС I, М., 1955; Ее же. Материалы о быте рабочих-абхазов Ткварчели. ТАИЯЛИ, XXXI, 1960.
12 Ш. Д. Инал-Ипа. Об абхазских нартских сказаниях. ТАИЯЛИ, XXIII, 1949; Его же. К вопросу о патриархально-родовом строе у абхазов. ТАИЯЛИ, XXV, 1954; Его же. Очерки по истории брака и семьи у абхазов. Сухуми, 1954; Его же. Воспитание ребенка по обычаю аталычества у абхазов. ТАИЯЛИ, XXVI, 1955; Его же. Социальная сущность аталычества в Абхазии XIX в. ТАИЯЛУ, XXVI, 1955.
13 Ш. Д. Инал-ипа. Абхазы. Сухуми, 1965.
14 И. А. А д ж и н д ж а л. Жилища абхазов. Сухуми, 1957; Ц. И. Бжания. Из истории хозяйства абхазов. Этнографические очерки. Сухуми, 1962; Указанные работы были переизданы в мемориальных трудах этих авторов: И. А. А д ж и н д ж а л. Из этнографии Абхазии. Сухуми, 1969; Ц. Н. Б ж ан и я. Из истории хозяйства и культуры. Сухуми, 1973.
15 Специально вопросу о происхождении абхазских пахотных орудий
посвятил свое исследование Г. С. Читая — «К вопросу о происхождении
абхазских пахотных орудий». Сообщения АН ГССР. Тбилиси, 1949, № 34.
16 Я. С. Смирнова. Семейный быт и общественное положение абхазской женщины (XIX—XX вв.). КЭС, 1955, I; Ее же. Аталычество и усыновление у абхазом. СЭ, 1951, № 2; Ее же. Военная демократия в нартском эпосе. «Советская этнография», № 6, 1959.
17 Впервые работа по изучению музыкальной этнографии абхазов стала проводиться в Академии абхазского языка и литературы в 1926 г. Созданную в этой Академии группу возглавил музыковед К. Ковач. Уже в 1929 г. был опубликован первый сборник «101 абхазская народная песня», а в 1930 г. второй — «Песни кодорских абхазов».
18 Особенно значительными были результаты экспедиции 1956 г., когда были проверены и уточнены многие прежние записи и записано около 120 новых песен и их вариантов. Домом народного творчества кроме экспедиций использовались также другие формы сбора материала, например, слеты сказителей. Особый интерес представляет созданный при нем хор долгожителей с успехом выступающий и и настоящее время.
19 И. Е. Кортуа. Абхазские народные песни и музыкальные инструменты. Сухуми, 1959.
20 Ш. А. Вардания. Абхазские народные танцы. Сухуми, 1964 (на абх. яз.).
21 Вот некоторые из них: Ю. Г. Аргун. Изменения материальной культуры абхазов за годы Советской власти (по материалам Гудаутского района). ТАГМ, в. IV, Сухуми, 1974; Его же. Новые этнографические материалы по народному творчеству абхазов. Сб. работ молодых ученых-историков Абхазии. Сухуми, 1974; Е. К. Аджинджал. Из истории танца у абхазов. Сб. работ молодых ученых-историков Абхазии. Сухуми, 1974 и т. д. и т. п.
22 Современное абхазское село. Тбилиси, 1967.
23 И. М. X а ш б а... Абхазские народные музыкальные инструменты, Сухуми, 1967.
24 Первые попытки изучения орнамента абхазов были предприняты до этого еще И. А. Аджинджалом. Собранный им разносторонний материал был опубликован им в виде статьи «Материалы по изучению резьбы по дереву, рогу, кости, камню и металлу в дореволюционной Абхазии» (ТАГМ, Сухуми, 1957). Вслед за ним за разработку более узкого вопроса-орнамента резьбы по дереву взялась Л. X. Акаба. Результатом этой работы была ее статья — «Об орнаменте резьбы по дереву у абхазов» (ТАИЯЛИ, 1963, XXXIII—XXIV.
25 Е. М. Малия. Народное изобразительное искусство абхазов (ткани и вышивки). Тбилиси, «Мецниереба», 1970.
26 Ее же. К вопросу о семантике некоторых изображений на предметах быта у абхазов. ИАИЯЛИ, 1972, I; Ее же. О войлочном производстве у абхазов. ИАИЯЛИ. 1973, II; Ее же. Некоторые традиционные элементы в современном костюме абхазов. ИАИЯЛИ, 1975, IV; Ее же. Абхазский мужской национальный костюм. ИАИЯЛИ, 1977, VI.
27 Л. X. Акаба. О пережитках древнейших верований в культе кузницы у абхазов. ИАИЯЛИ, 1973, II, Ее же. Абхазо-адыгские мифологические параллели ИАИЯЛИ, 1974; III; Ее же. Из мифологии абхазов. Сухуми, 1976; Ее же. У истоков религии абхазов, Сухуми, 1979.
28 Г. В. Смыр. Ислам в Абхазии и пути преодоления его пережитков в современных условиях. Тбилиси, 1972; Его же. О некоторых религиозных пережитках у абхазов. ИАИЯЛИ, VII, 1978, и др.
29 Ш. Д. Инал-ипа. Традиции и современность. Сухуми, 1973.
30 Ю. Г. А р г у н. Обычаи, обряды и взаимосвязь поколений. Сухуми, 1973 (на абх. яз.).
31 Ш. Д. Инал-ипа. Вопросы этно-культурной истории абхазов. Сухуми, 1976.
32 М. М. Хашба. Трудовые и обрядовые песни абхазов. Сухуми, 1977. Кроме того ею опубликован ряд статей: «Охотничьи песни абхазов». «Алашара», № 5, 1970 (на абх. яз.); «О народной (инструментальной) музыке абхазов» (на абх. яз.) «Алашара», № 9, 1976; К изучению траурных песен абхазов. ИАИЯЛИ, VII, 1978 и др.
33 Р. К. Ч ан б а. Некоторые черты общинного землепользования в Абхазии в XIX в. (годичная научная сессия Ленинградского отделения института географии. Тезисы докладов, Ленинград, 1969; Его же. Село Мгудзырхва (хозяйство и культура в прошлом и настоящем). Сб. статей преподавателей и аспирантов Сухгоспединститута, 1970, в. II. Его же. Абхазская земельная община в XIX в. Журн. «Алашара», 1970, № 12 (на абх. яз.); Его же. Сельская община и земельные отношения в дореволюционной Абхазии (1800—1870 гг.).
34 Е г о же. Земледелие и земельные отношения в дореволюционной Абхазии. Тбилиси, «Мецниереба», 1977.
35 Его же. Культура земледелия Абхазии. Сухуми (на абхаз. яз.).
36 В. Л. Бигвава. Жилые и хозяйственные постройки современной абхазской семьи. Журн. «Мецниереба да техника», Тбилиси, 1976, № 1; Его же. Формы заключения брака у абхазов. «Саисторио кребули», Тбилиси, V, 1976. Его же. Современная сельская семья у абхазов. Тбилиси. «Мецниереба», 1983.
37 Ю. Г. Аргун. Быт и культура современных абхазов. Этнографические очерки. Сухуми, 1976.
38 Е. М. М а л и я, Л. X. А к а б а. Одежда и жилище абхазов. Материалы для историко-этнографического атласа Грузии. Тбилиси, Мецниереба, 1982.
39 Р. К. Чанба, Ш. Д. Инал-ипа, Г. В. Смыр. Земледелие и скотоводство абхазов (Материалы к историко-этнографическому атласу Грузии).
40 И. П. Л а д а р и я. К изучению дерматоглифики населения Зап. Кавказа. СЭ, № 4, 1975.
41 П. К. К в и ц и н и я в 1983 г. на эту тему защищена кандидатская диссертация.
42 В сборнике, вышедшем в Москве в 1983 г. под названием «Феномен долгожительства», опубликованы статьи: Ш. Д. Инал-ипа. Мотивы долгожительства в абхазском фольклоре; Г. Г. Копешавидзе. Традиционное питание абхазов; В. Л. Бигвава. Из биографии двух абхазских долгожителей. Указанные статьи Ш. Д. Инал-ипа и Г. Г. Копешавидзе были опубликованы также в сборнике, посвященном долгожительству, изданном в США на английском языке.

Абхазскому институту 50 лет. — Тб., 1985. — С. 74-85.

__________________________